Первый кто пересадил сердце

Первый человек, которому пересадили сердце, прожил 18 дней

Первый кто пересадил сердце

3 декабря 2015 г., 12:30, ИА “Амител”

Знаменитый кардиохирург Кристиан Барнар провел первую пересадку сердца, также был литератором и ярым противником апартеида.

Сегодня пересадка сердца превратилась в рутинную операцию. Люди с донорским сердцем работают, женятся, занимаются спортом. Вынашивают и рожают детей. Первая пересадка человеческого сердца произошла 3 декабря 1967 года – 48 лет назад. Кардиохирург, который решился на эту операцию, – Кристиан Барнард. Ему же принадлежит фраза: “Даже пересаженное сердце способно любить”. ИА “Амител” вспоминает интересные факты из биографии этого человека, благодаря которому спасены тысячи человеческих жизней. Первой успешной операцией Кристина Барнарда стала трансплантация почки в октябре 1967 года. Окрыленный успехом, Барнард стал искать пациента, который бы согласился на пересадку сердца. Долго ждать не пришлось. 54-летний польский эмигрант Луис Вашкански, страдавший неизлечимой сердечной болезнью, принял предложение профессора стать первым пациентом с пересаженным сердцем.
Других шансов выжить у больного не было. Оставалось только ждать донорского органа, и Вашкански получил его. Сердце было взято у 23-летней девушки, погибшей в автокатастрофе. 3 декабря 1967 года в половине второго ночи две бригады хирургов приступили к операции. Через несколько часов кропотливой работы, в половине шестого, пересаженное сердце начало биться. На следующий день Барнард проснулся знаменитым, а первые страницы газет пестрели заголовками, сообщавшими о сенсации в области медицины. Однако доктора Барнарда в данный момент волновало лишь то, как поведет себя организм по отношению к чужому сердцу.
К счастью, оно продолжало работать, причем настолько хорошо, что через несколько дней пациенту разрешили вставать с постели. Но беда пришла с другой стороны – мощные дозы иммунодепрессантов ослабили иммунитет Вашкански. Пациент заболел воспалением легких, от которого не смог оправиться. Восемнадцать дней – ровно столько билось первое пересаженное сердце.Вскоре беда пришла и в дом хирурга: сначала трагически погиб его сын, а затем от Кристиана ушла жена. В это же время профессор Барнард решил оставить хирургию и стал уделять больше внимания проблеме замедления старения.Подобно профессору Преображенскому из романа Булгакова, на склоне лет Барнард занялся вопросами омоложения. Он сотрудничал со швейцарской клиникой, где проводились процедуры по омоложению. Барнард был озабочен и собственным старением.  На то имелись тайные причины: он снова влюбился. В 1987 году Кристиан женился на красавице-фотомодели, которая была моложе своего знаменитого мужа на 40 лет. У супругов родились двое детей, но и этот брак, третий по счету в жизни хирурга, оказался недолговечным. Впрочем, жизненные невзгоды не лишили врача оптимизма. Размышляя над проблемой сохранения здорового сердца, он пришел к выводу, что его собственная жизнь может служить иллюстрацией того, как можно такое сердце сохранить. В итоге на свет появилась книга “50 путей к здоровому сердцу”.В ней знаменитый хирург высказал нетрадиционный взгляд на здоровье, отторгнув многие прописные истины. Эта книга, по его словам, должна была научить людей избегать сердечных заболеваний и продлевать полноценную жизнь.
Книга знаменитого хирурга содержит множество ценных рекомендаций и полна парадоксов. Например, “будьте осторожнее со строгими диетами. После большинства курсов похудения худеет только ваш кошелек”. Барнард призывал не нервничать по пустякам. Он считал, что люди часто сами придумывают себе переживания. “Большинство вещей, вызывающих стресс, не стоят того”, – писал он. Тем не менее Барнард полагал, что стресс сам по себе не опасен. Он тонизирует, активизирует работу мозга, повышает защитные силы организма. В последние годы жизни Барнард с тревогой наблюдал изменения, происходящие в медицине. Он возмущался новым типом врачей-технократов, которые лечат на основе высоких технологий, но забывают о важности человеческих отношений между доктором и больным. Барнард добился успеха не только в профессиональной деятельности, но и как литератор. Ярый противник апартеида, он издал ряд книг автобиографического характера, написал роман о донорстве. Сразу несколько изданий предложили ему стать ведущим колонки о здоровом образе жизни, и Барнард с удовольствием делился своими мыслями с газетных страниц. Кристиан Барнард умер в сентябре 2001 года во время отдыха на Кипре. И ведь как странно устроена жизнь! Человек, который знал о сердце все, не раз держал этот орган в своей руке и спас тысячи больных-сердечников от неминуемой смерти, сам стал жертвой сердечного приступа.

 Мировой рекорд по продолжительности жизни с пересаженным сердцем держит  американец Тони Хьюзман: он прожил с пересаженным сердцем 32 года и скончался от заболевания, не связанного с сердечно-сосудистой системой.

Первая в СССР пересадка сердца была проведена  4 ноября 1968 года группой врачей, которой руководил академик АМН СССР Александр Александрович Вишневский. Она закончилась неудачно, и “тему прикрыли”.

Первая удачная операция такого рода  прошла 12 марта 1987 года под руководством академика Валерия Ивановича Шумакова.

Источник: https://www.amic.ru/news/317718/

Первая пересадка сердца..

Первый кто пересадил сердце
sandinist

3 декабря 1967 года –  В Кейптауне (ЮАР) Кристиан Барнард (1922-2001) провел первую в истории медицины операцию по пересадке сердца. 

Первой успешной пересадкой органа, которую провел Барнард, была трансплантация почки в октябре 1967 года. Окрыленный успешным результатом и абсолютно уверенный в благополучном исходе и более серьезных трансплантаций, Барнард ищет пациента, согласного на пересадку сердца. 

Долго ждать не пришлось – 54-летний обреченный на неизбежную смерть польский эмигрант Луис Вашкански с радостью принимает предложение профессора войти в историю и стать первым пациентом с пересаженным сердцем. 

Барнард и Вашкански

Других шансов выжить у него не было – настолько тяжело была поражена его сердечная мышца. Оставалось только ждать донорского сердца, и его Вашкански получил от 25-летней девушки Дэнис Энн Дэрвал , погибшей во время тяжелой автокатастрофы. Убитый горем отец (потерявший в этой катастрофе и супругу) дал согласие на пересадку. 

И вот – полвторого ночи третьего декабря 1967 года, обе операционные бригады синхронно начинают работу. Сначала в первом операционном зале было удалено больное сердце Вашкански, вслед за этим Барнард за две минуты удаляет сердце донора и переносит его в соседний зал. Еще три часа кропотливой работы по вживлению нового сердца, и в полшестого пересаженное сердце начало биться!

 А на следующее утро Барнард проснулся знаменитым – передовые газеты всего мира хором сообщали о подвиге южнофариканского хирурга. Но не это интересовало его, а то, как организм пациента поведет себя по отношению к пусть и жизненно важному для него, но все же абсолютно чужому органу.

Ведь реакция отторжения, которой в человеческом организме подвергаются все инородные тела, как искусственные, так и биологические, очень часто сводит на нет работу даже самого искусного хирурга. К счастью, организм Вашкански оказался вполне «лояльным», и пересаженное сердце продолжало работать.

Причем настолько хорошо, что уже через несколько дней после операции ему разрешили вставать с кровати и даже фотографироваться. 

Барнард, 5 декабря 1967 года

К сожалению, беда пришла с совершенно другой стороны – мощные дозы иммунодепрессантов настолько ослабили иммунитет пациента, что спустя несколько дней после операции он подхватил тяжелейшее воспаление легких, от которого так и не смог оправиться. 18 дней – ровно столько билось первое в истории пересаженной человеческое сердце. 

Барнард продолжал работать, несмотря на критику и неудачи. И уже вторая пересадка сердца увенчалась несомненным успехом – пациент прожил с новым сердцем 19 месяцев!.. 

Барнард с Грейс Келли. 8 августа 1968 г.

Барнард всю свою жизнь считал Советского хирурга Владимира Демихова (1916-1998) своим учителем. Профессор Владимир Оноприев в книге воспоминаний «Жить по уму и совести» пишет: 

«Я узнал, каким благодарным учеником оказался Кристиан Бернард. Накануне той первой в мире операции по пересадке сердца он звонит Демихову через пол земного шара. Прилетев (уже после знаменитой операции) в очередной раз в Москву, оглядев ряды встречающих чиновников и воскликнул:
«Простите, но я не вижу здесь моего учителя, господина Демихова. Где он?» 

Встречающие чиновники недоуменно переглянулись: а кто это? Слава Богу, кто-то вспомнил, пришлось выкручиваться: господин Демихов не приехал из-за чрезвычайной занятости в Институте скорой помощи им. Склифосовского.

Гость тут же изъявил желание немедленно оправиться к нему. Пришлось вести.

В полутемном холодном подвале, где размещалась лаборатория первого в СССР отдела трансплантологии органов, и нашёл Бернард своего учителя…» 

Случай из жизни Барнарда: 

Кристиан Барнард читал цикл популярных лекций в ряде городов Южной Африки. Его шофер, смышлёный и достаточно образованный парень, сидя в зале, всегда очень внимательно слушал своего патрона – всё, что тот говорил на лекциях, знал наизусть. Заметив это, Барнард как-то решил пошутить и попросил шофёра прочитать очередную лекцию вместо него. 

В этот вечер профессор, облачённый в форменную одежду шофёра, сидел в зале среди слушателей, а его шофёр делал доклад и отвечал на разнообразные вопросы слушателей.

Но нашлась всё-таки одна слушательница, которая задала ему весьма каверзный вопрос, на который докладчик затруднился ответить. Однако находчивый “лектор” не растерялся.

– Прошу меня извинить, мадам, – ответил он, – я сегодня уже очень устал. А ответить на Ваш вопрос я попрошу своего шофёра…

sandinist

Максим Горький тычет метлой в Федора Шаляпина. 1905 год. 

Источник 

О дружбе писателя с певцом – здесь

Источник: https://sandinist.livejournal.com/352467.html

Сердце в подарок

Первый кто пересадил сердце

Ровно тридцать лет назад — 12 марта 1987 года — в СССР была сделана первая успешная пересадка сердца. Провел ее заслуженный хирург, академик Валерий Шумаков.

Александра Шалькова — наша первая соотечественница, которой пересадили жизненно важный орган, после этого она прожила восемь с половиной лет.

В 25 лет у девушки развилась дилатационная кардиомиопатия — болезнь, из-за которой расширяются все полости сердца и оно не в состоянии гонять кровь по организму.

«Как сейчас помню, это было в ночь с пятницы на субботу, — вспоминал академик Валерий Шумаков в одном из интервью «Огоньку». — Сделали операцию, перевели пациентку в реанимацию, она проснулась.

А рано утром звонок из министерства: «Что у вас там делается?» Отвечаем, что все прошло нормально. Тут же приехал ответственный товарищ, зашел в палату, посмотрел на пациентку. Поворачивается и говорит: «Мне нужен телефон». Дали ему телефон, и он начал звонить в отдел науки ЦК КПСС.

Закончив разговор, повернулся и сказал: «Руководство просило передать вам поздравление…»

В США ученые создали из овечьих клеток сосуды, способные расти вместе с организмом. Этот метод позволит в будущем помочь детям с врожденными пороками… →

«Первая операция по пересадке сердца, которую выполнил Валерий Иванович Шумаков, имеет, безусловно, историческое значение,

поскольку все аналогичные попытки до этого момента (их было несколько) закончились трагически», — вспоминал проведенную операцию хирург Лео Бокерия.

Однако СССР очень сильно отставал от мировой практики в трансплантологии, виной этому было законодательство и отсутствие донорских центров. Больше двух десятков лет Шумаков и его соратники добивались признания диагноза смерти головного мозга достаточным основанием для изъятия органов.

По необъяснимым с точки зрения здравого смысла причинам эту концепцию сочли не соответствующей нормам социалистической морали.

В результате возникла тупиковая для трансплантологии ситуация: печень, сердце и легкие необходимо изымать только у донора с работающим сердцем, а это сделать невозможно.

Только в 1987 году смерть начали констатировать по диагнозу «смерть мозга», и буквально через несколько месяцев Шумаков пересаживает первое сердце.

В мире первую подобную операцию провели на двадцать лет раньше. Хирург Кристиан Барнард в больнице Грооте-Схур в Кейптауне успешно пересадил сердце в 1967 году коммерсанту Луи Вашканскому от женщины, только что погибшей в автомобильной катастрофе около госпиталя.

Правда, после пересадки Вашканский прожил всего 18 дней и скончался от развившей пневмонии и отторжения нового органа.

Второй пациент прожил 19 месяцев, а к Кристиану Барнарду пришла мировая слава, в ЮАР в конце восьмидесятых он стал настолько популярен, что там стали продавать сувениры с изображением его рук.

Но всю свою жизнь южноафриканский хирург считал своим учителем советского ученого-экспериментатора Владимира Демихова, он называл его «отцом мировой трансплантологии» и приезжал к нему в Советский Союз дважды, а также звонил накануне операции, чтобы получить рекомендации.

Американские хирурги провели редкую и сложную операцию по пересадке лица. История пациента и примеры нескольких аналогичных операций — в… →

Ведь именно Демихов в 1962 году осуществил первую в мире успешную пересадку сердца вместе с легкими собаке,

что стало мировой сенсацией и позволило впоследствии проводить подобные операции людям.

Монография «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», изданная в 1960 году, сразу была переведена на несколько языков и издана в Берлине, Нью-Йорке и Мадриде.

Свои эксперименты выдающийся ученый начал проводить еще в 1946 году, когда он пересадил второе сердце собаке, а через несколько лет провел эксперимент по пересадке печени.

Однако в СССР Демихов подвергался гонениям, ему долго не давали защитить диссертацию и проводить эксперименты.

Также именно советским хирургом Сергеем Юдиным еще в 20-е годы прошлого столетия было доказано, что микробы попадают в кровь только через двадцать часов после смерти человека, он даже смог спасти пациента с серьезной кровопотерей, перелив ему кровь умершего. Эти эксперименты также доказали возможность пересадки органов от умерших.

«Что касается Александры Шальковой, то она могла бы жить и сегодня. Но Шура вышла замуж и однажды не приняла в срок положенную таблетку для подавления реакции отторжения. Ее погубила обычная неосторожность», — рассказывал Шумаков.

В современном мире операции по пересадке сердца считают рядовыми, по данным Международного общества трансплантации сердца и легких, их делают 3800 в год, а в России — около 150.

«Это большая операция, но она не сложнее тех, которые сегодня делаются во многих клиниках. Отработана она до мельчайших деталей. Ведение послеоперационного периода очень хорошо известно.

Известны осложнения», — говорит хирург Лео Бокерия.

Есть случаи, когда пациенты после пересадки живут более двадцати лет. Рекордсменом по продолжительности жизни стал американец Тони Хьюсман,

20 лет назад в журнале Nature была опубликована статья о появлении на свет первой клонированной овцы Долли. С чего начинались первые эксперименты по… →

проживший после пересадки сердца 30 лет и умерший от рака кожи.

Американскому миллиардеру Дэвиду Рокфеллеру за его жизнь было пересажено семь сердец, первое из которых он получил в 1976 году, когда попал в автокатастрофу, а последнее — в возрасте 101 года.

«Каждое новое сердце будто «вдыхает» жизнь в мое тело. Я чувствую себя более живым и энергичным», — делился после операции своими впечатлениями бизнесмен.

Трансплантология не стоит на месте, и в июне 2008 года была проведена первая в мире операция по пересадке человеческого органа, выращенного из стволовых клеток, — трахеи. Профессор Мартин Бирчалл, который участвовал в ее выращивании, говорит, что в течение двадцати лет по такой технологии люди научатся создавать практически все трансплантируемые органы.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2017/03/12_a_10570895.shtml

Первая пересадка сердца

Первый кто пересадил сердце

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты.

На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием.

Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии.

Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить.

Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному.

Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод.

И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо.

Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Читать еще:  Печет в области сердца

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией.

Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании.

Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы.

Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Источник: https://zdorov-serdcem.ru/lechenie/terapiya/pervaya-peresadka-serdtsa.html

50 лет назад в мире впервые было пересажено ­человеческое сердце

Первый кто пересадил сердце

Обложка журнала “Лайф”, 15 декабря 1967 года, посвященная первой в мире пересадке человеческого сердца. LIFE

Историческая трансплантация? Да, конечно. А точнее – революция в медицинской науке и практике.

И началась она 3 декабря 1967 года, когда в Кейптаунском госпитале Гротен Схур выдающийся хирург Кристиан Барнард впервые в мире пересадил 54-летнему Луису Вашканскому сердце молодой женщины, погибшей в автокатастрофе. До этого уже пересаживали почки, печень, легкие.

Полвека – это срок. В развитых странах подобные операции – будни медицины, как говорится, они на потоке. Можно подводить итоги, можно заглядывать в будущее.

Однако доклад главного трансплантолога Минздрава России, руководителя Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени В.И. Шумакова, академика Сергея Готье в честь 50-летия первой пересадки сердца называется “Трансплантология органов: мифы, реальность, будущее”.

Сергей Владимирович, так почему мифы? Потому что ни одна отрасль медицины так не будоражит наше воображение, как пересадка органов? Все-таки: вместо своей почки работает чужая. Вместо своего легкого дышит донорское. Почек две. Легких тоже пара.

Пересаживать можно не всю печень, а лишь ее фрагмент. А сердце… Оно единственное, без него нет жизни. Это только в песнях “вместо сердца пламенный мотор”. Когда Барнард провел его первую пересадку, медицинское сообщество приняло это неоднозначно.

Были не только и даже не столько восторги, а совсем напротив. И по сей день к пересадке органов, сердца тем более, отношение разное. Спасение? Долго не живут? Те, кто прошел через эту процедуру, обречены на развитие злокачественных новообразований? И так далее.

Поэтому вы специально говорите о мифах, сопровождающих пересадку органов?

Согласно международным конвенциям донорские органы пересаживаются только гражданам своей страны

Сергей Готье: И поэтому тоже. Так вот о мифах. Начну по порядку. Иногда утверждают, что трансплантология в России вне закона. Абсолютная ложь, основанная на незнании действительного положения вещей.

Точно так же, как и якобы не все органы можно пересадить в России, что ради пересадки надо отправляться в другие страны. Утверждаю: любая пересадка органов проводится в нашей стране, и проводится успешно.

Сергей Готье: В любом деле никогда 
нельзя быть всем довольным

Следующий миф, который любят использовать кинематографисты, телевидение, авторы детективов: любой орган можно извлечь чуть ли не в сарае, даже в подворотне, органы продают, покупают.

Абсолютная чушь! Забор органов – очень сложная процедура, которую способны проводить только обученные специалисты в соответствующих условиях.

Так же как продажа органов – дело нереальное, поскольку требуется тщательнейший отбор по соответствию того или иного органа тому или иному человеку.

Следующий миф: люди с пересаженными органами долго не живут. Мировой опыт, мой личный опыт свидетельствуют: это не так. Люди с пересаженными органами в основном живут столько же, как и те, кому никто ничего не пересаживал.

Есть масса примеров их долгожительства. Более того, дети, которым в свое время была сделана пересадка, живут, взрослеют, работают, обзаводятся семьями, рожают.

Другое дело, что прошедшие трансплантацию нуждаются в особом медицинском контроле.

Еще один миф: органное донорство противоречит замыслу Божьему. Тут хочу сказать, что расцвет современной трансплантологии во многом обязан участию католической церкви, которая сформулировала постулат: “Не берите свои органы на небо.

Они нужны нам здесь”.

А Патриарх Кирилл в своем Обращении к российским трансплантологам написал, что Русская православная церковь приветствует усилия трансплантологов по спасению жизней людей, и что органное донорство – проявление гуманизма и милосердия.

Москва. Международный конгресс трансплантологов. Нэнси Эшер с супругом и Сергей Готье (справа). Из личного архива автора

На Третьем Национальном конгрессе трансплантологов, пожалуй, самым впечатляющим моментом был тот, когда на сцену вышли здоровые успешные люди, которым когда-то были пересажены органы. А я до сих пор помню Шуру Шалькову, которой в 1987 году Валерий Иванович Шумаков впервые в России успешно пересадил сердце.

Помню, наверное, именно потому, что путь к этой пересадке был очень непрост. Ведь еще в 1937 году наш великий соотечественник Владимир Петрович Демихов, тогда еще студент биологического факультета, впервые в мире сконструировал прообраз искусственного сердца и успешно использовал его в экспериментах на собаках.

К великому сожалению, и в ту пору, да и сейчас, нередко действует убеждение, что нет пророков в собственном отечестве. Демихова не признавали даже тогда, когда он демонстрировал свою уникальную собаку с двумя головами. Более того, его обвиняли в том, что он не врач, а биолог-экспериментатор, и ему не место в медицине.

И свой век он доживал в убогой квартире на окраине Москвы. Хотя весь мир Демихова почитает и признает как основоположника мировой трансплантологии. Отрадно, что в наше время в НИИ Склифосовского появилась памятная доска в честь Демихова, которого в свое время Склиф приютил.

А 100-летие Демихова трансплантологи отметили специальным форумом и открытием памятника в Центре трансплантологии имени Шумакова. Но вернусь к Шуре. Когда я впервые увидела ее после операции, весело бегущую по ступенькам Института трансплантологии, сказала Валерию Ивановичу: “Эта выживет”. Валерий Иванович ответил: “Очень на это надеюсь”.

Решила объяснить, “выживет потому, что не осознает, что в ее груди чужое сердце”. Но почему в стране Демихова так долго не приступали к пересадке сердца? Почему только через 20 лет Валерий Иванович Шумаков смог удачно пересадить сердце Шуре?

В чем заключается главная проблема трансплантации в России

Сергей Готье: Психология таких пациентов – очень важный фактор, и мы его учитываем. А почему только через 20 лет? Отечественные хирурги не раз пытались пересадить сердце. Но эти попытки были обречены, потому что сердце изымалось у доноров после прекращения кровообращения. Официальное понятие “смерть мозга – это и есть смерть человека” появилось только в конце 80-х годов.

С Шуры Шальковой началась эра трансплантации сердца в нашей стране. А что теперь?

Сергей Готье: Приведу цифры. В 2016 году проведено 270 трансплантаций сердца. В этом году, думаю, будет больше 300. Такие операции проводят не только в Москве, но и в Петербурге, Краснодаре, Новосибирске, Екатеринбурге, Кемерове. Недавно первые пересадки сердца сделаны в Челябинске, Красноярске, а буквально неделю назад – в Ростове-на-Дону.

В прошлом году только в вашем центре проведено 132 пересадки сердца, больше чем во всех других центрах трансплантации в мире. Но объясните мне, почему же все-таки некоторые соискатели чужого сердца отправляются за рубеж?

Сергей Готье: Это, кстати, очередной миф, который, если не возражаете, хочу развеять. Да, к сожалению, некоторые сограждане больше доверяют западной медицине, чем нашей. Не хочу никого переубеждать, только приведу примеры из практики нашего центра.

В последнее время мы все чаще получаем письма, содержание которых сводится к просьбе забрать из клиники (Италии, Германии) нашего соотечественника, поскольку ему показана трансплантация сердца. Выясняется, что пациент, страдающий тяжелейшим заболеванием сердца, с надеждой на благоприятный исход, отправился в зарубежную клинику.

Там за немалые деньги провели обследование и вручили направление к нам на пересадку.

Почему не делают сами? Ведь пациенты готовы платить огромные деньги.

Сергей Готье: Все очень просто, но об этом не все знают: согласно международным конвенциям, донорские органы пересаживаются только гражданам своей страны.

Выжутович: Трансплантация не разовьется без посмертного донорства

Помню времена, когда известные в нашей стране медики заявляли, что хирург прикоснувшийся скальпелем к сердцу, вообще не имеет права именоваться врачом. Времена меняются. Вот у меня приглашения на различные мероприятия последних дней.

В них сообщается, что Лео Антонович Бокерия только что провел уникальную операцию 80-летнему мужчине, у которого был выраженный стеноз аортального клапана.

Московские детские кардиохирурги вместе с коллегами из Белоруссии начинают операции по лечению нарушений сердечного ритма у детей 5-6 лет… Я это к тому, что сердце перестало быть табу. И все же его пересадку у нас делают меньше, чем в других развитых странах. Почему?

Сергей Готье: Я уже сказал, что трансплантация сердца является прерогативой не только Москвы, но и других регионов. Но количество трансплантаций напрямую зависит от наличия донорских органов.

Сейчас мы идем к созданию общероссийской системы донорства, цель которой максимально использовать национальный донорский ресурс для спасения жизни наших граждан. Наиболее успешно такая система действует в столичном регионе.

В результате принятия нескольких разумных решений частота донорских изъятий на миллион населения в год приближается к 20, что немногим меньше, чем во Франции и в Италии, и уже намного больше, чем в Германии.

Подготовлен законопроект, который предусматривает развитие донорства и трансплантации органов в большинстве регионов страны. Это, прежде всего, обеспечит возможность пересадки почки по месту жительства и, конечно, увеличит возможность пересадки печени, сердца и легких в крупных трансплантационных центрах по всей стране.

Сергей Готье: Надо больше рассказывать об успехах трансплантологии

На недавнем конгрессе трансплантологов познакомилась с президентом Всемирного трансплантологического общества госпожой Нэнси Эшер. Говорили с Нэнси о том, что сейчас выращиваются органы, создаются искусственные, появляются органы, полученные в результате клеточных технологий.

Это изменит лицо трансплантологии? Нэнси считает, что такое вполне возможно. Сказала, что при университете, где она трудится, существует три фермы по выращиванию трансгенных свиней. Известно же, что именно органы свиней более всего приемлемы для пересадки человеку.

И Нэнси надеется в будущем году провести первую операцию по имплантированию человеку почки, взятой у трансгенной свиньи. И у вас в центре, Сергей Владимирович, есть лаборатория по выращиванию донорских органов.

Значит, со временем проблема донорства утратит остроту, значит, сама трансплантология будет совсем иной. И пересадка органов станет проще и доступнее?

Сергей Готье: За счет новых технологий она, возможно, станет доступней. Но не проще. И это будет новая эра. А пока нужно решать насущные проблемы.

Источник: https://rg.ru/2017/12/03/50-let-nazad-v-mire-vpervye-bylo-peresazheno-chelovecheskoe-serdce.html

Даже пересаженное сердце способно любить. Кристиан Барнард

Первый кто пересадил сердце

Риск первопроходца

О том, что первопроходцев венчает слава, известно всем. Однако мы не всегда задумываемся над тем, как это сложно, ответственно, а зачастую и рискованно — идти нехоженым путём.

Кардиохирург из ЮАР Кристиан Барнард, впервые осуществивший успешную пересадку сердца от человека человеку, ни на минуту не забывал об этом.

Но врач годами, упорно, через неудачи и сомнения, шёл к своей цели и, в конце концов, добился желаемого, навсегда вписав своё имя в историю медицины.

Это событие произошло в госпитале Кейптауна. К тому времени Барнард провёл уже более полутора тысяч операций на сердце и активно экспериментировал с пересадкой этого органа собакам.

«До 1986 года доктор Демихов руководил лабораторией, в которой разрабатывали методы трансплантации почек, печени, конечностей, желез внутренней и внешней секреции». Цитата из материала «Не измени себе… Человеческий подвиг Владимира Демихова»

Первым человеком, которому Барнард решился пересадить донорское сердце, стал его 54-летний пациент Луис Вашкански. На фоне сердечной недостаточности и сахарного диабета в тяжёлой форме пережитые им несколько инфарктов практически не оставляли Луису шансов на будущее, счёт жизни шёл буквально на недели. Поэтому мужчина согласился на операцию не задумываясь.

Первая пересадка

Донором стала 25-летняя сотрудница местного банка Дениз Дарваль: девушку сбил на автомобиле нетрезвый водитель, её череп был безнадёжно повреждён, но сердце оказалось не тронутым. Подписывая согласие на трансплантацию, отец несчастной проявил незаурядное мужество: если вы не в состоянии спасти мою дочь, сказал он, попробуйте хотя бы сохранить жизнь этому мужчине.

Донором стала 25-летняя сотрудница
местного банка Дениз Дарваль

Около часа ночи 3 декабря 1967 года Кристиан Барнард начал первую в мире пересадку сердца человеку. Операция длилась, по разным источникам, от пяти до семи часов, врачу помогали двадцать с лишним специалистов-медиков.

Луис Вашкански и Дениз Дарваль

Самыми напряжёнными стали минуты, когда к пересаженному сердцу подсоединили все сосуды. Первыми начали сокращаться предсердия, потом заработали желудочки, у больного появился пульс…

Продолжение пути

Однако первый опыт нельзя было назвать вполне успешным: Луис Вашкански умер на 18-й день после операции от тяжёлой двусторонней пневмонии. Вскрытие показало, что пациент умер от двусторонней пневмонии, вызванной ослаблением иммунной системы.

Уже через месяц кардиохирург проводит вторую аналогичную операцию. Его новый пациент, Филипп Блайберг, прожил с новым сердцем более полутора лет и даже успел написать книгу о своих ощущениях.

Среди тех, кому Кристиан Барнард пересадил сердце (операция была проведена в 1971 году), дольше всех прожил Дирк ван Зыл — рекорд составил 24 года.

Жизнь после операции

Вслед за Барнардом хирурги многих стран с энтузиазмом начали заниматься пересадкой сердца. Однако зачастую должной профессиональной подготовки врачам не хватало, и летальных исходов оказалось немало. Лишь появление практического опыта в проведении таких операций и появление новых, более совершенных иммунодепресантов позволили заметно снизить процент смертности пациентов.

Статистика пересадок сердца в мире, основанная на рабочих данных Всемирной организации здравоохранения, говорит о том, что в среднем таких операций в мире делается сегодня около 5400 каждый год. С новым сердцем живут уже более 55 000 человек.

Ежегодно в мире пересадок
сердца делается около 5400

Однако трансплантация главного человеческого органа — это только полдела. Период после операции протекает непросто, так как зачастую медицина вынуждена сталкиваться с последствиями пересадки сердца.

Чтобы добиться приживаемости донорского органа, пациенту назначаются подавляющие иммунитет сильные препараты, а это довольно часто провоцирует развитие вирусных, бактериальных или грибковых инфекций.

Рокфеллер пережил пересадку сердца 6 или 7 раз, и ещё дважды трансплантацию почек. Так ли это? Читайте здесь

Но всё же у большинства людей, перенесших такую операцию (82–85%), есть перспективы прожить ещё 10-20 лет. А представители ассоциации кардиологов в Нью-Йорке опубликовали данные, согласно которым, 70% людей с донорскими сердцами после успешно пройденной реабилитации возвращаются к привычному образу жизни и даже работают без ограничений.

Хирург, благотворитель, писатель

Кристиан Барнард прославился не только как кардиохирург. Уже после получения мирового признания он много и плодотворно занимался благотворительностью. На его средства созданы и продолжают помогать людям во всех уголках планеты различные фонды: помощь получают онкологические клиники, малообеспеченные семьи.

https://www.youtube.com/watch?v=UqmVgPYkWug

Кристиан Барнард, Майкл Дебэйки и Адриан Кантровиц перед записью передачи «Лицо нации», 24 декабря 1967 года

Кроме того, Кристиан Барнард написал не только 250 научных трудов, но и стал автором 15-ти художественных книг. Наибольшую известность принёс ему роман «Нежелательные элементы», повествующий о непростой истории двух врачей в ЮАР времен апартеида.

В общей сложности Кристиан Барнард стал обладателем 36-ти престижных наград, полученных им в двадцати с лишним разных странах. Ему вручены более семи десятков золотых, серебряных и бронзовых медалей, а 26 городов мира сделали его своим почётным гражданином. Умер врач 2 сентября 2001 года от сердечного приступа, спровоцированного астмой.

Игорь Чичинов

Редакция рекомендует:

Человек глобального размаха. Святослав Фёдоров

Продать всё – спасти миллионы. Как был открыт инсулин

Чулпан Хаматова: помочь может каждый

Источник: https://www.mrtexpert.ru/articles/776

ОтделКардиологии
Добавить комментарий